Он же памятник

№20 (1224) от 25 мая 2021 г.

Почти половина объектов культурного наследия в Кадникове находятся в аварийном или неудовлетворительном состоянии.

Жители дома на улице Розы Люксембург, 26, в Кадникове живут в сырости и холоде. Но ремонтные работы сделать проблематично, так как здание является объектом культурного наследия. 
 
Дом купца Слугинова (ул. Розы Люксембург, 26) был построен в 1880 году.  
 
«Воды нет, туалет зимой замерзает, свет в коридоре отключён, первый этаж пустует, поэтому здание рушится. По стенам в квартире грибок, крыша течёт. Выделили им доски, они сами подремонтировали туалет. И всё. Насчёт переселения тишина. Нет строительства. Пишут в разные инстанции — толку нет. Женщине-инвалиду обещали жилье, но воз и ныне там», — поделилась с «Премьером» на условиях анонимности родственница одного из жильцов. 
 
Комиссия Комитета по охране объектов культурного наследия признала, что дом находится в аварийном состоянии. «В настоящее время готовится акт технического состояния объекта, на основании которого собственникам или иным законным владельцам будет направлен перечень необходимых к проведению работ по сохранению объекта со сроками их проведения с учетом необходимости проведения противоаварийных работ в кратчайшие сроки», — ответили «Премьеру» в комитете. 

Снести нельзя отремонтировать 

Напомним, что 13 мая в Кадникове в другом жилом доме-памятнике на улице Розы Люксембург, 32 (дом Решетова), обрушилась стена. Внутри находились на тот момент двое жильцов. К счастью, никто из них не пострадал.  
 
Всего в здании было девять квартир, четыре из них муниципальные, и только в трех фактически проживали люди (четыре человека). Дом расселен, граждане из муниципальных квартир обеспечены жильем, сообщили «Премьеру» в администрации Кадникова.  
 
Спасатели вывезли вещи переселенцев, оборудование забрали и сотрудники магазина, располагавшегося на первом этаже здания. Само здание теперь закрыто для посторонних, обнесено забором и охраняется полицией.  
 
Пока решается вопрос с проектной документацией для проведения противоаварийных и консервационных работ. Обязанность по их проведению возложена на жильцов и администрацию Кадникова. Для района это первый подобный прецедент. Цена вопроса и источники финансирования к моменту выхода газеты администрацией Кадникова еще не были определены.   

| Фото  Сокольского краеведческого музея

В 2020 году дом Решетова обследовали специалисты ООО «Научно-реставрационные производственные мастерские». «По результатам визуального осмотра конструкции объекта культурного наследия был определён перечень необходимых к производству работ по зданию. В 2022 году планировалась разработка проектно-сметной документации, ориентировочная стоимость которой составляет 2,5 миллиона рублей», — сообщает портал «СоколИнфо». 
 
Однако происшествие 13 мая добавило новые работы в общий перечень. Сначала администрация Кадникова будет заказывать проект на проведение компенсирующих работ, чтобы остановить дальнейшее разрушение стены.
 
Пока не определён точный перечень необходимых работ, трудно предугадать, сколько точно потребуется денег на ремонт. Но уже сейчас ясно, что сам муниципалитет обеспечить финансирование не сможет. Остаётся надежда на бюджет области. 
 
В доме купца Слугинова на ул. Розы Люксембург, 26, люди продолжают жить. Всего в здании четыре квартиры. 17 мая Комитет по охране объектов культурного наследия выезжал осматривать дом и по результатам готовит акт технического состояния объекта.  
 
Всего в городе располагаются 19 объектов культурного наследия регионального значения. Шесть из них находятся в неудовлетворительном состоянии, три — в аварийном (дом Слугинова, дом Решетова и комплекс кладбищенской церкви Дмитрия Солунского). 

ДОЛГО, ДОРОГО  И СЛОЖНО 

Согласно закону обязанности по содержанию и сохранению памятника возлагаются на собственников или арендаторов. В отношении жильцов домов — объектов культурного наследия закон менее строг. На них распространяются только требования поддерживающих и ремонтных работ (покраска, замена частичных утрат, окон на подобные,  ремонт полов), тогда как владельцев административных зданий комитет обязывает проводить в том числе и ремонтно-реставрационные работы.  
 
По словам вологодской градозащитницы Елены Смиренниковой, многое зависит и от самих жильцов, что для них важнее: чтобы их поскорее выселили или же продолжить жить в доме, обустроить его и сохранить. А сил и средств на такое жилье уходит много. 
 
Как ранее писал «Премьер», управляющие компании часто отказываются от таких домов, и собственникам квартир приходится брать управление домом на себя. Коммунальные услуги обходятся при этом недешево. К примеру, в центре Вологды — по 10 тысяч рублей за квартиру.  
 
Не говоря уже о том, что проведение ремонтно-восстановительных работ может стать неподъемной ношей для собственников. И далеко не все жильцы представляют, что нужно делать в случае поломки или необходимости ремонта. 

В отношении жильцов домов — объектов культурного наследия закон менее строг. На них распространяются только требования поддерживающих и ремонтных работ (покраска, замена частичных утрат, окон на подобные,  ремонт полов), тогда как владельцев административных зданий комитет обязывает проводить в том числе и ремонтно-реставрационные работы.  

Следует отметить, что многоквартирные дома, являющиеся объектами культурного наследия, так же как и обычные, включаются в программу капитального ремонта по решению муниципалитета, но в проведении работ есть своя специфика. 
 
«Отличие состоит в том, что в случае с памятниками требуется разработка проектно-сметной документации, заключение экспертизы, это занимает минимум полгода. Выполнять работы должны специализированные организации. У нас есть реестр подрядчиков, который выполняет проектирование и строительно-монтажные работы на обычных домах, и есть отдельный перечень подрядчиков, которые могут заявляться и проектировать и ремонтировать объекты культурного наследия», — пояснил «Премьеру» директор Фонда капитального ремонта Игорь Михельсон.  
 
По его словам, работы в домах-памятниках стоят на порядок дороже, чем в обычных многоквартирных, однако всё зависит от степени запущенности самих объектов.  
Справка

Собственник квартиры в памятнике лучше защищен в своих правах. Так, комитет может прийти в дом с проверкой только по согласованию с жильцом в удобное для жильца время. Что касается административных зданий-памятников, то туда проверяющие могут прийти, когда посчитают нужным.   

Основное требование к жильцам, согласно ФЗ № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»: «Собственник жилого помещения, являющегося объектом культурного наследия, включенным в реестр, или частью такого объекта, обязан выполнять требования к сохранению объекта культурного наследия в части, предусматривающей обеспечение поддержания объекта культурного наследия или части объекта культурного наследия в надлежащем техническом состоянии без ухудшения физического состояния и изменения предмета охраны объекта культурного наследия».  

Дом Решетова в Кадникове планировалось включить в программу капремонта на 2021 год, но из-за отсутствия проектно-сметной документации дом так и не попал в план.  
 
Разницу в стоимости ремонтных и ремонтно-реставрационных работ может покрыть областное правительство. Для этого предусмотрена специальная субсидия. Средства из областного бюджета выделяются под конкретные дома, являющиеся объектами культурного наследия, согласно смете.  

ПОМОЩЬ СО СТОРОНЫ 

Также выходом из ситуации может быть привлечение инвестора. При этом возникают две основные трудности: дом сначала нужно расселить, и, как правило, собственник меняет назначение дома на административное здание, и этот вопрос нужно согласовать с местной администрацией.  
 
Как сообщил «Премьеру» один из экспертов, пожелавший остаться неизвестным, проблема в том, что большая часть таких объектов нередко располагается в малых исторических поселениях, куда привлечь инвестора крайне тяжело.  
 
«Мало муниципалитетов, которые в отношении частной собственности активны. Вологда пытается подыскивать инвесторов для таких домов, ведет активную политику по расселению из аварийных зданий, в том числе объектов культурного наследия, с последующей их приватизацией. В принципе, и в других муниципалитетах такая практика есть, но она распространяется менее активно. Если сравнить успехи по продаже таких объектов в Вологде и в Великом Устюге, то они будут отличаться в разы», — отмечает собеседник «Премьера». 
79
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.