В четырёх стенах

№34 (1238) от 31 августа 2021 г.

Вологжанка-инвалид, которая почти не может ходить, вынуждена годами жить взаперти в маленькой комнате на седьмом этаже.

О пенсионерке Анне Беспаловой «Премьер» писал в материале «Право на квартиру» в номере от 6 октября 2020 года. 83-летняя женщина практически лишена возможности ходить, поэтому ей годами приходится жить буквально в заточении — на окраине Вологды, в комнате площадью 14 квадратных метров, расположенной на седьмом этаже бывшего общежития.

В нынешнем июле Анна Евдокимовна лишилась мужа, который ухаживал за ней на протяже- нии многих лет. | Фото Дмитрия Катаева

Неисполненное решение

У Анны Евдокимовны есть коляска, на которой можно передвигаться, однако дом, где она живёт, совершенно не приспособлен для инвалида-колясочника. Даже просто ездить по его коридорам неудобно, не говоря уже о возможности выбраться на улицу, чтобы прогуляться и подышать свежим воздухом. Вниз с седьмого этажа нужно спускаться либо по крутым лестницам, которые для коляски непреодолимы, либо в лифте, куда коляска не влезает.

По закону Анне Беспаловой полагается квартира, подходящая для нормального проживания человека с ограниченными возможностями здоровья: на первом этаже, с соответствующими удобствами и жилой площадью не менее 15 квадратных метров. Поэтому в 2018 году она обратилась в суд и потребовала, чтобы администрация Вологды переселила её в такое жильё. Вологодский городской суд встал на сторону пенсионерки и в январе 2019 года обязал горадминистрацию предоставить Анне Евдокимовне благоустроенную квартиру по договору социального найма, причём вне очереди.

Однако с того времени прошло уже 2,5 года, а судебное решение так до сих пор и не исполнено. «В настоящее время на исполнении в администрации города Вологды находятся 174 решения Вологодского городского суда о внеочередном обеспечении граждан благоустроенным жильем, — сообщила «Премьеру» начальник Департамента имущественных отношений администрации Вологды Анна Горячева. — Из них 164 судебных акта — в отношении граждан, зарегистрированных в жилых помещениях, признанных непригодными для проживания, в том числе в жилых помещениях, признанных непригодными для проживания граждан, постоянно пользующихся в связи с заболеванием креслом-коляской».

Год назад, по данным департамента, эта очередь была длиннее: на исполнении находились 225 судебных актов. Иными словами, квартиры людям выдаются, но крайне медленно. «Мне 83 года. Я жду, когда будет исполнено решение суда, уже почти три года, — сказала нам пенсионерка. — Думаю, что придётся ждать ещё лет 10. Но боюсь, что к тому времени жильё мне уже не потребуется».

Без родного человека

Ситуация усугубляется тем, что в июле 2021 года от коронавируса скончался гражданский муж Анны Евдокимовны, который на протяжении долгих лет ухаживал за ней и оказывал всяческую помощь. «Когда Юра заболел, его положили в больницу, где лечили восемь дней, а потом выписали. Врачи решили, что всё хорошо, результаты отрицательные и он здоров. Дали бумагу, отпустили домой. Но к тому времени заболела уже я, и меня тоже отвезли в больницу, — вспоминает вологжанка. — Вдруг через несколько дней мужа привозят обратно. Оказалось, что его здоровье ухудшилось».

Супруги лежали в разных палатах: Анна Евдокимовна — в третьей, а Юрий Викторович — в восьмой. «В первый же день Юра заглянул ко мне, чтобы проверить, всё ли со мной в порядке, и, убедившись, что всё нормально, ушёл. На второй день уже я навестила его и увидела, что он находится под капельницей и подключён к аппарату искусственной вентиляции лёгких. А на третий день его увезли в реанимацию, и там он умер».

Пенсионерка уверена, что её супруг мог бы выжить, если бы сотрудники моногоспиталя заботились о нём по-настоящему. «У меня сложилось впечатление, что за всё то время, пока муж находился под капельницей, его вообще не кормили, — говорит она. — В результате я пришла кормить его сама. Удалось дать три ложки пшённой каши, и он их съел. А дальше есть не получается, потому что мешает кислородная маска. Ему даже постель не меняли. И памперсы не дали, просто вставили катетер, и всё».

Когда Юрия Викторовича увозили в реанимацию, жена была рядом. «Я пришла и вижу: стоит каталка без простыни, и Юру кладут на неё. Тянут его за руки, где только что была подключена капельница, а они у него стали надутые, как бананы. Вы бы слышали, как он кричал: «Ой, только не за руки! Ой, больно, болят руки, болят!» Наверное, эти крики были слышны всей больнице, — рассказывает она. — Но его подняли за руки-ноги, положили в каталку, накрыли простынёй и увезли в реанимацию. Больше я его не видела. А потом врач подошёл ко мне и шепнул на ухо, что мой муж умер».

Такая быстрая и неожиданная смерть потрясла женщину: «Юре был 81 год, но он был жизнерадостный, крепкий, сильный, всегда заботился о своём здоровье. А тут лежит, смотрит на меня, и слёзы из глаз текут. Он так хотел жить… Как такое вообще возможно: только что человек ходил, разговаривал, смеялся — и вдруг через три дня умер?»

«В соответствии с законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, — сообщил «Премьеру» главный врач Вологодской городской больницы № 1 Павел Шепринский. — Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, не допускается, в том числе и после смерти человека».

«Юра был хороший человек, умный, его все уважали. Он всегда заботился обо мне и по дому всё делал: и готовил, и убирал, и стирал. Это был замечательный человек, — вспоминает Анна Беспалова. — А теперь я осталась одна. Его уже не поднимешь».

В ожидании обещанного

«Администрация города Вологды принимает все возможные меры для исполнения решений суда и применяет комплексный подход, — пояснила нам Анна Горячева. — Обеспечение благоустроенными жилыми помещениями граждан во исполнение судебных решений осуществляется за счёт освобождения муниципальных жилых помещений. К сожалению, из-за ограниченности бюджетных средств решить проблему в короткие сроки не удаётся».

Она добавила, что предоставить жильё вне очереди администрация тоже не может, потому что в этом случае будут ущемлены права вологжан, которые были включены в эту очередь раньше.

«Я прошу: дайте мне просто одну комнату на первом этаже, чтобы можно было хотя бы ездить по улице и дышать свежим воздухом, — говорит Анна Беспалова. — Мне так надоело смотреть на улицу с балкона седьмого этажа и постоянно жить в четырёх стенах. Неужели у города, где каждый год строится столько новых домов, нет небольшого жилья для таких, как я? Мне тяжело здесь, я устала ждать, а квартиры, положенной по закону, всё нет и нет. Сказали: получите, когда подойдёт очередь. Но я боюсь, что не дождусь никогда. Я же не вечная».

22
0
Похожие статьи
  • 08 октября' 20 | Ситуация

    82-летняя пенсионерка, которая не может ходить, почти два года безуспешно пытается получить от города квартиру, где она смогла бы нормально жить, а не существовать.

    381
    0
  • 28 августа' 21 | Среда обитания

    Лишь около половины автобусов и троллейбусов Вологды доступны для проезда инвалидов-колясочников.

    21
    0
  • 14 июля' 20 | ЖКХ, Деньги

    В квитанциях за коммунальные услуги появилась новая графа — водоотведение при содержании общедомового имущества.

    1234
    3

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.