Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

«Город чёрной сотни»

№17-18 (1221-1222) от 7 мая 2021 г.

Ровно 115 лет назад в Вологде разгромили и сожгли Пушкинский народный дом, едва не убив при этом губернатора.

Этот эпизод стал, пожалуй, самым ярким событием первой российской революции 1905–1907 годов. События этих лет символизировали подъём не только социалистических партий, но и ультраконсерваторов, которых именовали «чёрной сотней» по историческому названию сословия городских торговцев и ремесленников. Революция также вылилась в учреждение Государственной думы, выборы в которую прошли в апреле 1906 года — за несколько дней до описываемых событий. 

Революционный центр 

В Вологде центром революционных сил стал Пушкинский народный дом, построенный в 1903-1904 годах. Изначально он должен был стать чем-то средним между публичной биб-                                                                   лиотекой и Домом народного просвещения. Концепцию народных домов придумали в 1896-м, а в год столетия со дня рождения поэта народные дома стали называть пушкинскими. Их строили и открывали в самых разных городах по инициативе земства, меценатов, интеллигенции, дворянства, купцов и промышленников. 
 
В Вологде Пушкинский народный дом строило библиотечное общество «Помощь» на собранные по подписке деньги, ссуду от вологодского губернского земства и на субсидию от Министерства финансов Российской империи. В октябре 1904 года народный дом открыли, и там началась бурная деятельность, вполне отвечающая духу эпохи. В народном доме находились три библиотеки и театр. Правление общества «Помощь», управлявшего домом, с осени 1905 года кон-тролировали представители левых партий. В народном доме постоянно проходили политические митинги, а вологодская народная милиция, которую организовали социалисты, имела в доме склад патронов. 
 
О том, что происходило в Пушкинском народном доме, свидетельствует рапорт вологодского полицмейстера Рафаила Дробыш-Дробышевского. В нём он повествует о том, как в Пушкинском народном доме прошли собрания 12 и 14 мая. В первом случае происходило «при многолюдном стечении публики сообщение о результатах двух последних всероссийских съездов: адвокатского и педагогического, вызвавших шумные овации по адресу лекторов и даже пение среди присутствующей публики». 14 мая прошла публичная лекция профессора Милюкова о политических движениях в России.  
 
«И эти два собрания, привлекшие также многочисленную публику, как и первое, состоялись не только без всякого разрешения, но даже о таковых правление общества «Помощь» не уведомило полицию, ввиду чего во время чтения Милюковым своей лекции зашедший в народный дом исправляющий должность околоточного надзирателя Быков вынужден был оттуда уйти, так как какой-то студент, видимо, причастный к компании устроителей или инициаторов устройства лекции, заявил ему о нежелательности присутствия полиции в народном доме», — говорится в полицейском рапорте.  

Огненный Первомай 

В канун 1 мая 1906 года по Вологде стали ходить слухи о том, что местные социал-демократы хотят организовать в этот день противоправительственную демонстрацию и забастовку. Эсдеки только подогревали эти слухи, расклеивая листовки и раздавая прокламации. При этом 1 мая было базарным днём, из-за чего в город съезжались огромные массы крестьян. Руководство губернии считало вполне вероятным столкновения между рабочими и крестьянами и попыталось предпринять ряд мер, чтобы избежать беспорядков. 
 
Утром от Пушкинского народного дома началось шествие из ста человек, которые следовали за город на первомайский митинг. Демонстранты были вооружены ружьями и револьверами. «Толпа эта направлялась, очевидно, за город в местность «лагери» и составляла, по-видимому, часть городской милиции, которая, несмотря на запрещение губернатора, продолжает существовать в г. Вологде», — докладывал впоследствии Борис Врасский. Толпа следовала по Гостинодворской площади, нынешней улице Мира.  
 
«Когда толпа эта проходила мимо столпившихся крестьян, то из групп их в нее полетели камни и крестьяне с палками в руках бросились на нее. Тогда из толпы милиционеров выделились человек 20 и, выстроившись поперек всей улицы, произвели в крестьян залп, коим оказался раненым в голову пулею крестьянин Смирнов (рана Смирнова оказалась затем лёгкою). После этого крестьяне бросились на милиционеров и, разогнав их, стали преследовать их по всем направлениям», — говорится в отчёте Бориса Врасского. Крестьяне при этом были уверены, что Смирнов был убит, что их особенно подогревало. 
 
Преследуя убегающих, толпа крестьян оказалась около народного дома. Противники демонстрантов начали бить в нём стёкла камнями из мостовой. После того как были выбиты стёкла, выломаны рамы и выбиты двери, погромщики стали ломать и выкидывать на улицу мебель, громить и поджигать библиотеки. К народному дому прибыл губернатор Александр Лодыженский. Он попытался уговорить крестьян прекратить разгром и помочь тушить пожар. В ответ толпа «стала и его укорять в потворстве «революционерам» и «царским изменникам». Брошенный кем-то из толпы кирпич раскроил губернатору голову.  
 

Пушкинский народный дом после погрома 1 мая 1906 года.| Фото из фондов ВГИАХМЗ

Крестьяне не позволяли тушить созданный ими же пожар. Лодыженскому удалось с ними договориться о том, что сам народный дом тушить не будут, но сделают всё, чтобы огонь не перекинулся на соседние дома. Едва удалось урегулировать этот вопрос, вокруг началось жестокое избиение всякого, кого крестьяне подозревали в принадлежности к революционерам. Полицейская стража безучастно наблюдала за погромом. Лодыженский и полицейские чины лично отбивали бедолаг у толпы, не без труда передавая их на попечение врачей. 

Погром в Пушкинском народном доме был весьма заметным событием для того времени. Будущий вождь мирового пролетариата Владимир Ленин упоминал о нём сразу в двух своих статьях того же 1906 года. В статье

«Новый подъём» в газете «Волна» он писал о том, что начало заседаний первой Госдумы совпало с началом черносотенных погромов. В качестве примеров своего тезиса он приводит «сожжение вологодского народного дома толпой, которую подстрекала полиция». Спустя месяц в статье «Реакция начинает вооружённую борьбу» он уже рассказывает о еврейских погромах, указывая на их сходство с сожжением вологодского народного дома. 

«Полиция подготовляет погром заранее. Полиция подстрекает; в правительственных типографиях печатаются воззвания об избиении евреев. Полиция бездействует в начале погрома. Войска молча смотрят на подвиги черной сотни. А потом, — потом та же полиция продолжает комедию суда и следствия над погромщиками», — писал Ленин. 

Прокурор Вологодского окружного суда Борис Врасский в своём описании действий полицейской стражи косвенно подтверждает выводы Ленина: «Состав стражников этих, находящихся в фактическом заведовании и в обучении у адъютанта Вологодского губернского жандармского управления Пышкина, оказался настолько проникнутым духом самой крайней политической нетерпимости, что даже пример и приказания губернатора не могли заставить их перейти к активным действиям против толпы, производившей беспорядки и погромы во имя борьбы с «царскими изменниками и бунтовщиками».  

Наконец, политические настроения в Вологде спустя почти шестьдесят лет опишет в своей книге «Четвёртая Вологда» Варлам Шаламов: «Вологда — город черной сотни, где бывали еврейские погромы. Отец самым резким образом выступал в соборе против погромов, а когда в Петербурге был убит председатель Думы депутат Герценштейн, отец отслужил публичную панихиду по Герценштейну». Священник Тихон Шаламов, отец писателя, находился в постоянной борьбе с местными архиереями, «которые, на грех, приезжали один черносотеннее другого».  

В 1908 году состоялся суд над виновниками погрома в Пушкинском народном доме. Он завершился помилованием всех привлеченных. Среди прочего причиной этого стало то, что они «действовали из чувства глубокого патриотизма». После этих событий Пушкинский народный дом простоял ещё десять лет, что называется, «без окон, без дверей». Вновь он открылся только в 1918 году — уже под названием Дом революции. 

88
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.