Человек с фотоаппаратом

№5 (1209) от 9 февраля 2021 г.

Через его объектив прошли актеры, писатели, профессора, врачи — самые яркие личности Вологды, и не только. Его имя стало практически нарицательным. Несколько поколений вологжан хранят у себя дома сделанные им фотографии. Вечер памяти фотолетописца Вологды Абрама Бама прошел 6 февраля в доме купца Самарина. 

Он должен был состояться 1 февраля, в день рождения фотографа, но помешали обстоятельства. Изначально планировалось, что встреча пройдет в камерном формате за чашечкой чая, однако желающих прийти оказалось так много, что в доме купца Самарина пришлось дополнительно освобождать пространство с учетом социального дистанцирования.

И это неудивительно: свет личности Абрама Бама коснулся многих. Близкие рассказывают, что с Абрамом Наумовичем невозможно было пройти по городу, чтобы не встретить кого-то знакомого, особенно по площади Революции. Фотограф постоянно с кем-то здоровался. Женщины, которых он фотографировал, подходили к нему на улице с вопросом: «Вы меня помните?»  

Театральный летописец

«Это встреча, после которой ты идешь заряженный позитивом. Несмотря на разницу в возрасте, опыте, круге общения, было ощущение, что он родной человек», — вспоминает актриса Вологодского драмтеатра Наталья Ситникова. 

Ее фотопортрет ошибочно был приписан к работам Абрама Бама. Снимок сделал ее муж в 1992 году после спектакля, а ретушировать его отдали в фотоателье на Каменном мосту. Так в юбилейном альбоме Абрама Бама портрет Натальи Ситниковой поместили рядом со снимком Эдиты Пьехи (он был сделан на концерте певицы). «Зато я на одной страницей с Эдитой Станиславовной», — шутит актриса драмтеатра.

Абрам Бам часто приходил в вологодский Дом актера, посещал премьеры спектаклей. На вручении премии имени Марины Щуко и Алексея Семёнова фотограф сидел на почетном месте с ветеранами сценического искусства.

Его считали своим театральным летописцем, хотя сами спектакли он не снимал, но сделанные им порт-реты актеров и режиссеров украшали фойе вологодских театров. Его руке принадлежат и фотопорт-
реты Марины Щуко, Алексея Семёнова и режиссера драмтеатра Якова Нусса. 

Руководитель фотоклуба «Северянин», где неоднократно вел мастер-классы Абрам Бам, Алексей Кирилловский рассказывает со слов мастера, что для театральных фотосессий Абрам Наумович свою тяжелую камеру вез на тележке. А в театрах, поскольку света на сцене было недостаточно, актерам приходилось замирать на длительное время. Такие фотосессии продолжались не менее часа. Позы фотографирующимся выстраивал режиссер. 

 

Фотопортреты Эдиты Пьехи и Натальи Ситниковой из юбилейного альбома Абрама Бама. 

ПРОДОЛЖАТЕЛЬ ТРАДИЦИЙ

Одним из традиционных мест проведения мастер-классов Абрама Бама для молодого поколения фотографов стал Дом-музей купца Самарина на Советском проспекте, 16а. Выставка «Фото на память», которая сейчас работает в музее, создавалась во второй половине  1990-х годов при непосредственном участии Абрама Наумовича. 

«Он открыл дом Раевского для Ольги Константиновны (Ольги Колотиловой, бывшей заведующей филиалом музея-заповедника. — Прим. ред.) и по сути выступил консультантом с тем, чтобы музейные сотрудники могли глубоко познакомиться с технологией старой фотографии и с работами фотографов прошлого», — отметила заведующая филиалом Вологодского музея-заповедника «Вологда на рубеже XIX-XX веков» Марина Критская.

Фотоателье «Северная фотография» Ливерия Раевского располагалось в нынешнем заброшенном доме на Пушкинской, 7. Он фотографировал мецената Христофора Леденцова и его семью, а также вологодского святого Александра Баданина. Снимки Раевского иллюстрируют краеведческий сборник Георгия Лукомского «Вологда в ее старине». 

Еще будучи мальчиком Абрам Бам начинал свой путь в ретушевальной мастерской, которая располагалась на Пушкинской после закрытия «Северной фотографии». Именно там он трудился под руководством ученицы и дочери Ливерия Раевского Александры. 

Искусство или ремесло?

По мнению покойного фотографа и краеведа Леонида Старикова, Абрам Бам был не столько фотохудожником, сколько высоким профессионалом своего дела.

«Я отчасти разделяю его мнение, потому что большинство работ отца — чисто профессиональная съемка, — выразил свое мнение сын фотографа Михаил Бам. — Были и не совсем удачные фото, но, во-первых, он относился к каждому клиенту с душой, а во-вторых, у него на фотографиях были самые яркие люди Вологды, и он умел к каждому найти подход, поймать какие-то черты, взгляд».

Маленького Мишу отец часто брал с собой на работу. «Они в начале 1960-х годов работали не на фотопленке, а на стеклянных фотопластинках. Две фотопластинки на человека — только один раз можно было ошибиться.

Был темный павильон для зарядки кассет, павильон для съемки. В павильоне для съемки находились софиты с лампами накаливания, поэтому там было очень жарко», — вспоминает Михаил Абрамович.

«Бам — мастер салонной фотографии. И его умение раскрыть человека и отразить его внутренний мир в салонном фотопортрете не превзошёл никто. А тогда, в 1960-х, они были в фотоклубе на равных — от слесаря до фотографа-профессионала. Встречались, обсуждали свои работы, советовались, задумывали выставки», — считает ученик Абрама Бама Станислав Кудринский.

На память

Свой подход Абрам Наумович умел найти не только ко взрос-лым, но и к детям. Вологодский музыкант Леонид Эскин впервые попал в фотоателье на Каменном мосту в 1,5 года, «не по своей воле». «Бабушка меня отмыла в железнодорожной бане как следует. Меня постригли. Пришли мы на Каменный мост. Надо было ребенка чем-то оживить, заинтересовать — не только тем, что он чистый и постриженный. Абрам Наумович выдал мне игрушку и спросил: «А что-нибудь тебе интересно здесь?» Я начал оглядываться, и он нашел момент, когда эту заинтересованность в глазах можно было запечатлеть. Вот эта его работа у меня сохранится на всю оставшуюся жизнь», — рассказал на встрече в доме купца Самарина Леонид Михайлович. 

Следует отметить, что фотография тогда проходила долгий цикл. Владельцы получали ее практически через месяц после съемок. Одним из этапов была ретушь. «Фотошопили», как бы мы сейчас сказали, непосредственно негативы. «Раньше от каче-ства пленки многое зависело. Почему и был цех фоторетушеров, которые работали с негативами: они убирали точечки, царапины на пленке и делали еще и художественную ретушь. У ретушеров были для этого твердые карандаши 2Н, 3Н, 5Н. Они вырисовывали миниатюрную сеточку на негативе. Был у них и свой станок с подсветкой в темной комнате», — поделился воспоминаниями Михаил Бам.

Память о встрече с человеком-легендой хранит и участница творческого объединения «Фотолира» Татьяна Копосова: «В первый раз я приехала в Вологду в 1990-м году и пошла фотографироваться к Баму. В фотоателье стояла круглая табуреточка. На ней, видимо, было удобно человека поворачивать. Абрам Наумович мне говорит: «Ну проходите, садитесь». А я любопытная, мне всё интересно рассмотреть. И я спрашиваю, а почему все снимаются на такой скромной табуреточке, когда  такой стул стоит замечательный. Фотограф был немного ошарашен и говорит: «Ну проходи, садись на стул тогда». Эта фотография со стулом у меня была единственная бамовская. Я еще только-только приехала в город и не знала, что Абрам Бам здесь так популярен». 

Под конец встречи было озвучено предложение: поставить Абраму Баму памятник, чтобы вологжане и туристы могли сделать фото на память с человеком, который в своих работах создал летопись города и не обделил никого из своих знакомых и снимавшихся у него людей лучами своей доб-роты и душевного отношения. 

 

Ученик Бама Владимир Тарасовский рассказывал историю о том, как они с учителем снимали демонстрации с чердачного помещения на Каменном мосту: «Там было такое слуховое окно, которое выходит на площадь. Его и сейчас можно увидеть, если внимательно посмотреть. Оно на Золотуху выглядывает. Оттуда мы с Абрамом Наумовичем фотографировали демонстрации. Негативы в музее сохранены, но в основном там мои фото, потому что у Бама была камера-деревяшка 24 на 30, на штативе — ему-то трудно было с ней подниматься туда. А я с зеркалочкой тогда был». | Фото из семейного архива Бамов

221
0
Похожие статьи
  • 06 ноября' 20 | Выставки

    Серия встреч, вдохновленных дневником гимназистки Лизы Измайловой, проходит в доме купца Самарина. В минувшую субботу речь зашла о революционных годах и учебе в Молочно-хозяйственном институте в 20-е годы XX века.

    140
    0
  • 18 июня' 21 | Культура

    Как вологодские музеи используют технологии интерактива.

    42
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.