Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Банкир, бизнесмен, банкрот

№48 (1201) от 8 декабря 2020 г.

Сын бывшего вологодского первого вице-губернатора Владимир Костыгов пытается через суд списать более 50 миллионов рублей долгов.

Владимир Костыгов задолжал кредиторам 51 миллион рублей. В 2016 году он был признан банкротом, была введена процедура реализации имущества.

7 сентября 2020 года процедура завершилась, но суд отказался списывать его долги. Господин Костыгов пытался обжаловать решение в 14-м арбитражном апелляционном суде, но 11 ноября получил отказ. Теперь он подал кассационную жалобу в Арбитражный суд Северо-Западного округа, о чём свидетельствует отметка в базе данных от 3 декабря. Арбитражный суд Вологодской области ранее пришёл к выводу, что господин Костыгов вёл себя во время процедуры недобросовестно.

Эхо старого дела

Имя Владимира Костыгова не сходит со страниц прессы уже несколько лет. Первый громкий эпизод, связанный с ним, — это  дело Банка Москвы. 27 декабря 2011 областное управление Следственного комитета РФ совместно с ФСБ задержало отца и сына Николая и Сергея Голубиных, бывших депутатов Законодательного собрания области. Уголовное дело было связано с крупными махинациями в Вологодском филиале Банка Москвы. Как писал «Премьер» в материале «Пропадают люди» в номере от 5 марта 2013 года, банк выдавал кредиты фирмам-одно-дневкам, общий ущерб составил 350 миллионов рублей.

Руководителем Вологодского филиала банка был Николай Голубин, а его заместителем — Владимир Костыгов. При этом господин Голубин стал обвиняемым и в 2015 год получил тюремный срок, а Костыгов проходил по этому делу свидетелем. После Банка Москвы Костыгов устроился в БФТ-банк, возглавив его Вологодский филиал (по другим данным, он работал там советником председателя правления). 2 июня ЦБ РФ отозвал у банка лицензию, и Владимиру Николаевичу вновь пришлось искать новую работу. Но именно в промежутке между задержанием Голубиных и отзывом лицензии у БФТ-банка Владимир Костыгов начал активно занимать деньги в долг, в том числе у банков. В частности, у БФТ-банка он взял кредит на сумму 1,5 миллиона рублей. Кроме того, он оказался должен ряду юрлиц и предпринимателей.

Приоритет не указ

С ноября 2011 года Владимир Костыгов также активно участвовал в деятельности ООО «Кичгородецкая лесная компания». Весной 2012 года компания подала в областной Департамент лесного комплекса документы на регистрацию приоритетного инвестиционного проекта.

Предприятие к концу 2014 года должно было производить мебельный щит и древесные брикеты.  В 2015 году ООО планировало выйти на проектную мощность. Для реализации проекта компания получила на льготных условиях во временное пользование участок леса площадью 68 тысяч га. Сроки реализации инвест-проекта могли быть перенесены, но не более чем на год. ООО должно было привлечь инвестиции в сумме 491 миллиона рублей.

10 февраля 2015 года прокуратура Кич.-Городецкого района во время проверки установила, что поэтапный план реализации приоритетного инвестпроекта ООО не выполняло уже на протяжении двух лет. При этом активно рубило лес: всего в 2013 – 2015 годах компания заготовила древесины в объёме более ста тысяч кубометров общей стоимостью более ста миллионов рублей. Лес компания рубила, как затем рассказывал в суде Владимир Костыгов, для увеличения выручки, чтобы заинтересовать банки в выдаче кредитов на реализацию инвестпроекта. В апреле 2015 года инвестпроект был исключён из перечня приоритетных, а в июне Департамент лесного комплекса в одностороннем порядке расторг договор аренды лесного участка. Обжаловать расторжение договора ООО пыталось вплоть до 2020 года.

30 апреля 2019 года Сокольский районный суд вынес приговор по 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) в отношении троих человек, которые действовали в составе организованной группы. Среди них был Владимир Костыгов, а дело прямо касалось деятельности ООО «Кичгородецкая лесная компания». Господин Костыгов получил четыре года лишения свободы условно и штраф в размере 300 тысяч рублей. Два других фигуранта получили по три года условно и по 200 тысяч штрафа. Вологодский областной суд, рассмотрев апелляции, уменьшил каждому срок на два месяца.

Дорога в Петербург

Погасить долги в ходе банкротства Владимира Костыгова не удалось. Изначально они образовались, когда в 2006 и 2007 годах Костыгов поручился по долгам одной фирмы. Долг переводили на другие фирмы, но обязательства по нему так никто и не исполнил, поэтому он лёг на Костыгова. В 2016 году, когда суд принимал решение о банкротстве Костыгова, тот владел полностью или в долях двумя земельными участками, квартирой и зданием овощехранилища, а также прицепом к легковому автомобилю.

Документов о своём финансовом положении Костыгов в суд не представил. В конкурсную массу в итоге было включено единственное имущество — дебиторская задолженность в размере 2,9 миллиона рублей. В июне 2020 года она была исключена из неё и списана на основании акта. Принадлежавшую ему долю в квартире Костыгов ещё в 2014 году подарил своему отцу, финансовый управляющий оспорить эту сделку не смог. Судьбу остального имущества «Премьеру» выяснить не удалось. Включенные в реестр требования кредиторов остались неудовлетворенными по причине отсутствия у Костыгова денег и имущества. Во время процедуры деньги на счета должника не поступали.

Суд пришёл к выводу, что «фактически со стороны должника имели место действия по наращиванию кредиторской задолженности, недобросовестное поведение, выразившееся в принятии на себя заведомо неисполнимых обязательств, в бездействии по погашению задолженности». Долги образовались примерно в один временной период (как правило, в 2012-2013 годах), а сведений о том, за счет каких доходов и какого имущества должник планировал исполнение принимаемых на себя обязательств, суду не предъявлено. В результате суд принял решение, что долги Владимира Костыгова не подлежат списанию.

Согласно позиции господина Костыгова, представленной в 14-й арбитражный апелляционный суд, причин так с ним обходиться у суда не было. Он указывает на отсутствие признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, на то, что своего имущества не скрывал, сделка по разделу совместно нажитого с супругой имущества «не повлекла ущерба кредиторам, поскольку доля в праве на жилое помещение, являющееся единственно пригодным для проживания, не подлежала включению в конкурсную массу». Кроме того, Владимир Костыгов отмечает, что невозможность взыскания дебиторской задолженности явилась следствием бездействия финансового управляющего. Суд его доводам не внял, и теперь вопрос о списании долгов будет рассматривать кассационная инстанция в Санкт-Петербурге.

1483
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.