Быстрее, выше, сильнее?

№32 (980) от 16 августа 2016 г.

Я не смотрю Олимпиаду. И дело тут вовсе не в разнице во времени в России и Бразилии.

Я люблю Олимпиады. Все эти шоу открытия и закрытия, странные виды спорта, в которых я ничего не понимаю, завораживают. Однажды я целый час так пялилась на шпажистов.

Я плачу вместе с нашими спортсменами на пьедестале, пою гимн со старыми словами, потому что никак не могу выучить новый текст. Я досадую на спортивные промахи, принимая их как свои собственные. И вот впервые за много лет я не смотрю Олимпиаду. Я не знаю, сколько и каких у нас медалей, кто их завоевал и в каких видах спорта.

Нет, я не занимаю позицию протестного диванного аналитика в отношении ВАДА. Я просто не могу видеть то количество негатива, которое российские СМИ льют конкретно на страну Бразилию, Олимпиаду и спортсменов разных стран в частности.

Спортивный репортаж НТВ корреспондент начинала со свалки в пригороде Олимпийской деревни. «Россия-1» показала плывущий по гребному каналу диван, Первый канал — зеленую воду в бассейне. Информационные агентства каждый день пересчитывают количество барахла, свистнутого у спортсменов в Олимпийской деревне. Пловчиха Ефимова сравнила нынешнюю Олимпиаду с войной.

Я не смотрю Олимпиаду, потому что всем очень важно сегодня видеть промахи, а не победы. Таким образом повышается собственная самооценка, а заодно престиж страны в наших головах.

У нас не развита наука и промышленность, мы не можем организовать бесперебойную и качественную систему здравоохранения, а по пути олимпийского огня на собственной Олимпиаде в Сочи аварийные дома завешивали красивыми баннерами. Но это неважно, потому что для россиян «престиж страны» означает совсем другое. Престиж обязательно предполагает войну, физическую или идеологическую. И мы не можем развиваться по-другому, не умеем. Как научились в 1917-м, так и остались в этой параллельной от цивилизации реальности в новом веке.

Я не смотрю Олимпиаду. Я не хочу воевать.

Юлия Лаврова

Похожие статьи