Синица в руках

№48 (945) от 8 декабря 2015 г.

«Вот мы поставим на место США, и наша наука через 2-3 года будет лучшей в мире!» — заверил меня известный в Вологде предприниматель и владелец торгового центра.

И тут мне стало страшно. Не потому, что разумный, на мой взгляд, человек говорил бодрым уверенным голосом, а потому что я вспомнила совсем другую беседу, которая состоялась три года назад с одним ученым-вирусологом, повстречавшимся на безмятежном в ту пору берегу Красного моря.

Вирусологу — 56, он живет в служебной квартире НИИ в подмосковном городке и торгует мобильными телефонами. За границу его выпустили впервые в жизни, и бывший ученый, а ныне успешный делец, рассказывал о советской науке.

Его НИИ участвовал в разработке бактериологического оружия. Оценить масштабы того, сколько тратил на эти проекты Советский Союз, можно было по невзначай брошенной фразе: «Если я выезжал за пределы Московской области и вдруг поднималась температура, обращаться в больницы и вызывать «Скорую помощь» было запрещено…».

На этот случай у засекреченных медиков был заветный номер телефона, по которому заболевший звонил, и ему сразу предоставлялась медицинская помощь и спецпалата в лечебном учреждении. Даже если он уехал за Полярный круг, к медведям и тюленям, в одночасье тюлень превращался в сотрудника медицинского спецотряда, а медведь — в квалифицированного фельдшера с военной выправкой. То, что такая сеть стационаров опутывает всю страну, советские граждане и представить себе не могли.

В середине 90-х вирусолог уже посещал поликлиники на общих основаниях, а в 2000-х медицинские учреждения из его едва видимого на карте городка и вовсе исчезли по причине оптимизации.

По разным данным, Россия тратит на одного ученого в 20 раз меньше, чем США, а по объёму выделяемых для науки средств от ВВП страны Россию обогнали даже крохотные Дания и Финляндия. И вроде бы уже сотни раз доказано, что «китайское экономическое чудо» вовсе не чудо, а результат плановой работы, мы упорно продолжаем инвестировать в ракеты и газовые месторождения, а наши ученые — торговать телефонами.

Юлия Лаврова

Похожие статьи
  • 06 марта' 12 | Точка зрения

    Когда я был ребенком лет 6-7, мой папа приобрел для меня «велик». Это был новехонький синий «Орленок».

    0
    0
  • 08 июля' 14 | Точка зрения

    Когда чиновники разных рангов произносят слово «население», всё внутри клокочет от ощущения несправедливости: как так, почему нас, живых людей — вологжан, череповчан, жителей России от Калининграда до Чукотки — называют безликим статистическим термином?

    1
    0
  • 21 октября' 14 | Точка зрения

    Россияне умирают от спайсов! Вот ведь какое горе происходит. Покупают курительные смеси с целью увидеть цветные мультики, а смеси оказываются не соответствующими санитарным нормам и небезопасными для здоровья. Кто бы мог подумать.

    2
    0