Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Один из главных героев знаменитой книги и не менее известного фильма нашел свое счастье на Вологодчине.

Изгнанник «Республики ШКИД»

№28 (1027) от 18 июля 2017 г.

Колька Цыган - один из героев «Республики «Шкид».

| Кадр из фильма с сайта kinodir.com

До последнего времени единственным свидетельством его пребывания на берегах Шексны были редкие письма конца 1920-х годов, которые он подписывал не своим настоящим именем, а полученным от товарищей прозвищем — Колька Цыган.

Но вскоре связь с ним прервалась. Питерские телевизионщики, пытавшиеся отыскать его следы в 2009 году во время съемок документального расследования «Главная тайна «Республики ШКИД» о судьбах героев книги и фильма, потерпели неудачу: в Вологодском областном архиве новейшей политической истории сведений об этом человеке не нашли, а поселковый архив местечка, где он жил, сгорел...

Но мы выяснили, что случилось с Колькой Цыганом. Более того, в двух с половиной тысячах километров от Вологды мы обнаружили его внучку!

Книжные дети

90 лет назад вышло первое издание повести Григория Белых и Леонида Пантелеева «Республика ШКИД», которая теперь признана классикой детской литературы.

В тему

До 1936 года, когда одного из авторов, Григория Белых, арестовали за «антисоветский» стихотворный диалог Петра I и Иосифа Сталина (Белых получит три года, но из тюрьмы так и не выйдет — умрет от туберкулеза), повесть успели переиздать 10 раз, она была переведена на несколько языков и оказалась на четвертом месте в списке самых популярных в мире советских книг. Из-за Белых повесть надолго «забыли», вновь она была напечатана лишь после его реабилитации, в 1960 году. А в 1966 году вышел одноименный черно-белый фильм Геннадия Полоки с Сергеем Юрским в главной роли, и началась новая волна популярности повести. В 2013 году Министерство образования РФ включило «Республику ШКИД» в топ-100 рекомендуемых для внеклассного чтения книг, а в педагогических вузах до сих пор изучают описанные в ней методы воспитания.

Секрет успеха повести не только в оптимизме и самобытных озорных героях, но и в том, что авторы фактически ничего не выдумали — бывшие беспризорники честно описали три года своей жизни, проведенные в Школе имени Достоевского (сокращенно — ШКИД). Изменили только фамилии: так, Гришка Белых (Янкель) превратился в повести в Гришку Черных, Лешка Еремеев — в Леньку Пантелеева...

Колька Цыган в книжке (и фильме) получил фамилию Громоносцев. На самом деле его звали Николай Александрович Победоносцев.

Биографию Цыгана приходится восстанавливать буквально по крупицам. Главный источник информации — его письма и собственно сама повесть «Республика ШКИД» (в том числе эпизоды, исключенные из текста после первого издания), а также примыкающие к ней «ШКИДские рассказы» Леонида Пантелеева. Что-то можно почерпнуть из неоконченных воспоминаний директора ШКИДы Виктора Николаевича Сорока-Росинского (1882-1960; в повести — Сорокина), чье ФИО было сокращено воспитанниками — придумка Цыгана, кстати! — в Викниксора.

в тему

Мало кто знает, что в 1930 году на волне поднявшейся с подачи вдовы Ленина Надежды Крупской педагогической травли Викниксора вышел ещё один роман о ШКИДе, сюжетно продолжающий книгу Белых и Пантелеева, — «Последняя гимназия». Его авторы — бывшие ШКИДцы Павел Ольховский и Константин Евстафьев. Своих товарищей авторы изобразили отпетыми бандитами, которые учиться не хотели, а вместо этого дрались, пьянствовали, развлекались кражами, изготовлением самодельных пистолетов и издевательствами над педагогами при попустительстве Викниксора. Эта книга не пользовалась популярностью и не переиздавалась, но начинается она как раз с отчисления Цыгана...

Стоит признать, что ШКИДа (полное наименование — Школа социально-индивидуального воспитания имени Достоевского для трудновоспитуемых) действительно являлась своего рода полутюрьмой — интернатом закрытого типа для малолетних правонарушителей, организованным в сентябре 1920 года в здании бывшего ремесленного училища по адресу: Старо-Петергофский проспект, 19. Всего в Петрограде было тогда пять таких учреждений для мальчиков и одно — для девочек. Создавались они для борьбы с детской беспризорностью: в начале 1920-х годов в России насчитывалось, по разным данным, от 2 до 7 миллионов беспризорников — сирот или ребят, оставшихся без должного присмотра со стороны взрослых и не имевших постоянного места жительства. В ШКИДе, как и во всех заведениях такого типа, были и карцер, и замки на воротах, и строгий режим дня, а дополнение ко всему — по 10 уроков ежедневно. Попадали сюда подростки, которых уже потрепала жизнь, но они, по мнению Викниксора, еще могли стать настоящими людьми.

Подозреваемый в убийстве Колька Цыган появился в ШКИДе зимой 1920 года.

«Здорово, сволочи!»

«У Кольки был зловещий вид. Взбитые волосы лезли на прямой лоб. Глаза хитро и дерзко выглядывали из-под темных бровей, а худая мускулистая фигура красноречиво утверждала, что силенок у него имеется в достатке», — так описывается появление нового обитателя в «Республике ШКИД».

— Здорово, сволочи! — поприветствовал он новых товарищей и, бесцеремонно растолкав сидевших у печки, устроился поближе к теплу.

Поскольку был он черненький, ШКИДцы тут же придумали ему навсегда приклеившееся прозвище — Цыган.

О его родителях и месте рождения ничего не известно. Родился он в 1906 году (а может, в 1907-м). В пять лет потерял отца, а затем и мать. Оставшегося круглым сиротой Кольку дальние родственники определили в Гатчинский Николаевский сиротский институт — учебное заведение для мальчиков-сирот. С порядками как в кадетском корпусе (возглавлял учреждение генерал) и весьма хорошей репутацией. Располагался институт, как понятно из названия, в Гатчине под Питером и существовал с 1803 года. Колька отличался задиристым нравом, шкодил, управы на него не было, а потому, когда институт после революции расформировали, он, забытый родственниками, начал скитаться по детдомам и приютам.

Кадр из фильма «Республика «ШКИД»

К 1920 году Николай Победоносцев, сбежав из очередного воспитательного учреждения и некоторое время побродяжничав, перебрался в Петроград, обосновался в «Вяземской лавре» — бандитском квартале в районе Сенной площади, подвизался на отчаянных кражах в шайке налётчика Жабы, начал приторговывать кокаином. Тогдашней его мечтой, как он напишет много позже Белых и Пантелееву, было «сделаться хорошим вором, шнифером [взломщиком сейфов. — Прим. ред.] или квартирником [«специалистом» по квартирным кражам. — Прим. ред.]».

В конце концов по подозрению в «мокром деле» его упекли в Александро-Невскую Лавру, которая тогда была превращена в изолятор-распределитель для несовершеннолетних.

Колька Победоносцев промаялся в кельях-казематах Лавры три месяца. Потом ему это все надоело, и в темную зимнюю ночь он с двумя товарищами ударился в бега: проломили решетку камеры и спустились на полотенцах во двор. Поймали их уже на ограде, через которую они пытались перелезть. Отсидев тридцать суток в карцере, Колька неожиданно образумился и заявил начальству:

– Люблю математику. Хочу быть профессором.

Это произвело впечатление, и Победоносцева перевели в ШКИДу. Викниксор отрекомендовал его воспитанникам как «хорошего математика»: Колька хорошо играл в шахматы, и директор редко у него выигрывал.

ШКИДцы не сразу приняли Цыгана. Но вскоре Колька сочинил стишок в стенгазету и стал героем дня. Только тогда ШКИДа признала его своим.

Свой в доску

Кипучая натура не давала ему жить спокойно. Он был активным участником, а подчас и застрельщиком всевозможных шалостей, но никогда не опускался до подлостей. Будучи парнем развитым, любил дружить с ребятами младших классов, особенно с бузотерами, лез из-за них на рожон.

Как Цыган учился, мы не знаем. Видимо, небезуспешно: есть упоминание о том, как он с приятелями переводил с немецкого Гёте.

Особой страстью Цыгана были головоломки. Когда в ШКИДе началось повальное увлечение журналами, он сперва приставал ко всем «издателям» с предложением вести рубрику шарад, а когда ему отказали, сам затеял выпуск журнала «Головоломка».

Подчас Цыган «слетал с катушек» из-за своего буйного нрава. Однажды, будучи старостой по кухне, он опоздал к началу организованной однокашниками лотереи. Ему очень хотелось выиграть коньки, но этот лот уже был разыгран, и раздосадованный Цыган не только сорвал дальнейшее проведение мероприятия, но и накостылял по шее его организаторам.

Надо сказать, дрался он в ШКИДе нечасто. Наоборот, раскрылись доселе дремавшие совсем другие черты его, как оказалось, тонкой натуры: как-то весной Цыган влюбился в незнакомку на улице и тем самым ввел в ШКИДе моду на влюбленность...

А однажды Цыган заинтересовался зарождавшимся в стране пионерским и комсомольским движением, предложив внедрить это и в ШКИДу. Но руководство школы идею не поддержало, поскольку режимному учреждению запрещалось играть в политику.

Может быть, поэтому Цыган в конце концов и сорвался.

«Волчий билет»

В августе 1924 года ШКИДа временно осталась без директора: Викниксор на целый месяц уехал на педагогический съезд в Москву. Предоставленные самим себе, некоторые воспитанники вспомнили и о воровском ремесле. Тем более что был подстрекатель — великовозрастный Гужбан («единственный человек на свете, которого я искренне ненавижу», — признается потом в одном из писем Цыган).

Прожженный вор, Гужбан сразу стал искать дружбы у самых сильных ШКИДцев. И доверчивый Цыган попался на его удочку. Пользуясь отсутствием Викниксора, они совместно, подключая и других ребят, провернули ряд краж из близлежащих складов и магазинов. Награбленное Гужбан сбывал, пользуясь старыми уголовными связями, а на вырученные деньги устраивал корешам попойки и кутежи.

Членов их компашки в ШКИДе стали называть «особенными». Вседозволенность всколыхнула в их душах ту муть, которую Викниксор всеми силами — и не без успеха — пытался подавить.

Дошло до того, что однажды в ШКИДе пропали все лампочки — их слямзили и продали по указке Гужбана и Цыгана. Сами же предводители, согласно «Последней гимназии», и вовсе провели ночь пьяные в кутузке.

Вернувшийся Викниксор, узнав об этом, хотел было сразу отправить всю шайку в Лавру, но за них заступился Юнком — те самые активисты, которых они подчас избивали. Но Викниксор, полагавший, что их должен исправить труд, все же устроил так, что Гужбана, Цыгана и еще двух их подельников перевели в сельскохозяйственный техникум.

...Когда ШКИДцы провожали изгнанных на вокзал, Цыган шел последним. Выпускники, одетые в полученное из губоно «выпускное» — суконные пальто, брюки и гимнастерки, — несли на плечах мешки с бельем. «Убегу! — вдруг глухо воскликнул Цыган. — Честное слово, убегу… Не могу» (цитируем по «Республике ШКИД»).

Но бежать ему было некуда.

В этом здании на Старо-Петергофском проспекте в 1920-1925 годах располагалась ШКИДа. Школу упразднили, когда «за педагогические просчеты» уволили директора. Сейчас здесь бизнес-центр.

| Фото с сайта mtdata.ru

Рассвет новой жизни

В «Республике ШКИД» сказано, что их посадили на поезд, идущий в Нарву — техникум расположен где-то в Петергофском уезде. В «Последней гимназии» есть уточнение: техникум находился в Стрельне, под Питером.

Но, когда мы попытались это проверить, выяснилось, что осенью 1923 года ни в одном из населенных пунктов по маршруту следования поезда Петроград — Нарва не было сельхозтехникумов!

Агропедтехникум в Стрельне был организован лишь в 1930 году. А до этого в Михайловском дворце Стрельны располагалась известная школа-коммуна с сельхозуклоном «Красные Зори», на базе которой он и был создан. Значит, ШКИДцев перевели туда?

К сожалению, в воспоминаниях бывших воспитанников о «Красных Зорях» (о коммуне были выпущены пара книжек и даже снят документально-пропагандистский фильм) мы не нашли ни одного упоминания о Николае Победоносцеве.

Тем не менее в мае 1924 года Белых и Пантелеев получили от Цыгана первое письмо: «Не правы вы будете, черти, если подумаете, что я несчастлив. Я счастлив, товарищи, лучшего я не могу желать и глуп был, когда плакал тогда на вокзале и в вагоне. Викниксор хорошо сделал, что определил меня сюда. Передайте ему привет и мое восхищение перед его талантом предугадывать жизнь, находить пути для нас».

Первые два месяца жизнь на новом месте действительно доставляла Цыгану мучения. Но его завалили работой. Парень увлекся и не заметил, как полюбил сельское хозяйство. А главное, как он признается в письме, — «Колька Цыган разучился воровать... Сейчас ничто не заставит меня украсть, я это чувствую и верю в безошибочность этого чувства…»

Мало того, Цыган стал комсомольцем! И — снова влюбился. «У нас в техникуме учатся не только парни, но и девушки, — пишет Колька. — Я закрутил с одной очень хорошенькой и очень умной. Думаю, что выбрал себе «товарища жизни». Мечтаем (не смейтесь, ребята) служить на благо обществу, а в частности — советской деревне, рука об руку».

А в 1926 году в квартиру, где бывшие ШКИДцы Белых и Пантелеев писали свою повесть, ввалился (цитируем книгу) «огромный человек в непромокаемом пальто и высоких охотничьих сапогах». Это был Цыган, приехавший в Питер в командировку: он уже больше года работал агрономом в совхозе...

В 1929 году в статье «Герои «Республики ШКИД», опубликованной в журнале «Наши достижения», Пантелеев вновь вспомнил о Цыгане: «Агроном Николай Александрович Победоносцев по-прежнему пишет нам из Кирилловского уезда Черниговской губернии».

Пантелеев ошибся: Колька Цыган жил не на Черниговщине, а на Вологодчине. Он обосновался в ста верстах от Череповца, в укромном местечке под названием Вогнема.

Оборванное счастье

Вогнема — село в Кирилловском районе Вологодской области, сейчас это центр Липовского сельского поселения. Находится на правом берегу реки Шексны в 22 километрах от райцентра. Население — полторы сотни человек.

Село Вогнема известно с XV века. Рядом расположена паромная переправа через Шексну, соединяющая Кирилловский район с Белозерским. Именно на Вогнемской переправе Василий Шукшин снимал фильм «Калина красная»... Одна из достопримечательностей села Вогнема — церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная в 1818 году.

| Фото с сайта booksite.ru

Вот в таком месте и пустил корни Николай Победоносцев. «Надо же какому-нибудь дьяволу сидеть в деревне и лечить мужицких коров и жеребцов, — читаем в одном из писем Цыгана Белых и Пантелееву. — Считайте по пальцам, какими делами приходится заниматься: собрания, беседы, агрономические кружки, кооперация, организация всяческих товариществ, работа в секции волсовета, консультация, а тут ещё отчётность и канцелярская дребедень. Некогда даже вздохнуть, а хочется ещё поохотиться и выкупаться в Шексне. Дома я бываю в месяц дней 10, не больше, а всё время в разъездах по деревням...»

Тем не менее жениться Николай успел — уж не знаем, на той ли красавице из техникума или нет. В 1931 году у него родился сын, которого назвали тоже Николаем.

Судя по тону писем, Победоносцев-старший наконец-то по-настоящему счастлив. Ему предлагали перейти на работу в райцентр, но он отказался. «Я чувствую какое-то нравственное удовлетворение от того, что работаю непосредственно с мужиком, — признается он в письме. — Вы не знаете, до чего он тёмен и грязен. Я его хорошо узнал и полюбил, а раньше не знал, презирал и боялся. Дурак был... Вы, черти, обязательно пропишите там, что нужно помогать деревне, что нужно своими усилиями, а не косвенно создавать новую деревню. Нужно ехать в глушь самому, а то это легко в городах кататься на трамваях, говорить громкие фразы и не страдать самому...»

И это писал тот самый Колька Цыган, который когда-то мечтал стать вором!..

ШКИДа, учеба на агронома, а затем и работа на Вологодчине превратили его в совсем другого человека. И в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, он с готовностью пошел на фронт — защищать Родину.

Вот только повоевать по-настоящему не успел — подвело здоровье, подорванное детскими скитаниями и непосильной работой: 17 августа 1941 года Николай Александрович Победоносцев, он же Колька Цыган, скоропостижно скончался от сердечного приступа.

Сибирский след

Его сыну тогда было всего 10 лет. Цыган никогда не рассказывал мальчику ни о ШКИДе, ни о своих родителях, ни о жизни в бытность шпаной.

Когда Николай-младший вырос, судьба закинула его далеко от родных мест — в Сибирь. Именно там, в Томске, мы и обнаружили его дочь Наталью — внучку Кольки Цыгана. Она работает участковым врачом-терапевтом в местной больнице и даже в замужестве сохранила фамилию деда. К сожалению, на наши письма Наталья Николаевна не ответила. Знаем лишь, что еще лет десять назад она тщетно пыталась на генеалогических форумах узнать о происхождении знаменитого деда...

В шестидесятых годах, когда писатель Пантелеев готовил «Республику ШКИД» к очередному изданию, он с грустью признался в статье о судьбах героев повести, что давно уже не получал вестей от Кольки Цыгана. Не выяснили ничего и телевизионщики-документалисты, снявшие в 2009 году расследование о судьбах бывших ШКИДцев.

Они и не догадывались, что насыщенная жизнь хорошего человека Цыгана оборвалась на взлете — в 35 лет. Он мелькнул на небосклоне яркой звездочкой, свет которой продолжает согревать наши сердца.

Кстати

В фильме «Республика ШКИД» Цыгана блестяще сыграл начинающий актер Ленинградского Большого драматического театра Анатолий Подшивалов (1945-1987) — тот самый, который позже снимется в роли лейтенанта милиции в комедии «Иван Васильевич меняет профессию» (помните его ушедшую в народ фразу: «Тамбовский волк тебе боярин»?). Увы, но судьба Анатолия Подшивалова оказалась трагичной: как-то во время съемок ему на голову упал осветительный прибор, из-за чего в мозгу образовалась опухоль, в конце концов и сгубившая его. Актер уже не мог говорить, но все равно продолжал выходить на сцену БДТ в массовке...

Оцените актуальность темы для расследования
Оценка редакции
В первую очередь рассматриваются письма, набравшие большее число откликов и комментариев. Это сигнал для нас, что данная проблема носит массовый характер. И аргумент для власти, что данная проблема требует вмешательства сверху.
Ваша оценка
Результат -
Не проведено
расследование
Похожие статьи