Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

В Вологде побывал Александр Маточкин, который решил возродить и сохранить древнее искусство сказителя. Оказалось, что среди песен, частушек и старин (былин) есть и вологодские!

Сказ о былинном богатыре

№27 (1026) от 11 июля 2017 г.

Былины Маточкин предпочитает рассказывать за чашкой чая.

| Фото Марины Черновой

«Давайте вспомним вологодские песни маненько. Ведь я был в экспедициях в Вашкинском, Кирилловском и Верховажском районах вашей области, — рассказал «Премьеру» Александр Маточкин. — Один мне мужичок наговорил около 200 частушек, много заговоров и старинных представлений».

Впервые Александр, который считается одним из самых востребованных сказителей в России, приехал на Вологодчину в 2002 году. С тех пор он побывал в нашем регионе несколько раз, записав еще и детали похоронных обрядов вологжан.

«В мои выступления я взял частушки, которые теперь пою под гармошку. Заговоры я не практикую, а вот старины (былины) исполняю печорские. Но в моем репертуаре много вологодских песен, которые я узнал от руководительницы фольклорного ансамбля СПбГУ Екатерины Головкиной. Я туда 12 лет бегал заниматься, в хоре пел», — поделился Александр, который сказывал былины во время фестиваля «Голос ремесел» 23 июня, с 4 часов дня до 8-9 часов вечера.

Интересно, что его приезд вызвал огромный интерес и собрал не только филологов, работников научно-методических учреждений, где берегут фольклор, но и молодых мамочек, которые пришли в Центр культуры «Резной палисад» с грудными детьми. Вологжанки, очевидно, решили, что сказитель — это артист, который в лицах расскажет о противостоянии русских богатырей, растиражированных веселыми мульт-фильмами.

На деле встреча с Александром Маточкиным напоминала скорее заседание специалистов по фольклору, а не концерт. Старины и песни исполнялись в манере и напевами, которые сказитель перенял во время многочисленных экспедиций на Русский Север.

Былины как образ жизни

Александр — скорее ученый, чем артист. Сначала он, уроженец Североморска, учился 4 года на истфаке СПбГУ, а потом перевелся на филфак. Вот уже около 20 лет он изучает русский фольклор, а исполнять древние тексты начал сравнительно недавно.

Как человек науки, умеющий заниматься всем системно, он открыл несколько групп в социальных сетях и теперь выкладывает видео, аудио и отчеты о своих «хожденьицах» в народ. А походов очень много, дошло до того, что сказителя приглашают и в детские сады, и в клубы.

Сам Александр решил следовать увлечению традицией во всем. Он купил деревенский дом, воспитывает шестерых детей, не имеет постоянной работы, преподает церковнославянский и живет выступлениями и «своими руками». Его задача — сохранить древнее искусство.

Неправильно думать, что сказители на Древней Руси были старцами.

Все былины, которые он исполняет, он восстановил по аудиозаписям. И хотя в русской традиции они исполнялись а капелла, Александр играет на гармони. Форма, которую продвигает Маточкин, — сказывание за чашкой чая у него дома или же где-то за столом, чтобы слушателей было не больше 20-30 человек.

Судя по популярности Александра, он выбрал правильный путь. «Люди рассказывали былины по праздникам и по будням. Все собирались за столом и сказывали старины даже за промыслами. Когда у людей было много досуга или много работы, люди, которые знали содержание былин, начинали сказывать», — рассказывает Маточкин.

Ладно-хорошо

Сказитель не навязывает всем свой образ жизни, но считает, что каждому должно быть интересно творчество предков и то, как зарождалась поэзия и музыка на Руси.

«Раньше былины запоминали с юношеского возраста. Неправильно думать, что сказители на Древней Руси были старцами. Вот подключите свой разум, у старцев был уже не тот возраст, чтобы запоминать огромные тексты былин, — отвечал на вопросы вологжан Александр. — Когда мы во время экспедиций записывали за дедушками, даже они сетовали, мол, пришли бы вы пораньше, я бы вам еще несколько старин посказывал. Так что сказителями были крепкие, зрелые мужчины, авторитетные люди, мнение которых уважали».

Сказывание Маточкин прерывал комментариями, отметив, что в одной старине был один напев, но эмоции могли быть разными: «Сюжеты старин затрагивали все стороны жизни, были и про богатырей, про бои, новеллистические, любовные. На Руки не было разделения — мужская или женская песня. Например, я старины немного переделываю под себя. Говорят, что есть женская лирика, но мужику не возбранялось ее исполнять. Женщины пели про солдат, «выпил рюмку-выпил две». Люди были очень развиты эстетично, и если был красивый напев, то были хваткие и старались это присвоить».

Вологодские фольклористы, подарившие Маточкину два видеодиска и записи песен, которые они нашли в экспедициях, засыпали его вопросами об особенностях исполнения старин. Например, о страдании в русской песне. С таким восприятием протяжных песен Маточкин не согласился: «Страданий в песнях никакого нет, это просто форма протяжная, особый вид красоты. На нас влияет уже наше восприятие, что это якобы грусть-тоска. Но все очень неоднозначно, потому что люди садились вместе не для того, чтобы погрустить. Пение — это общение».

Обсудив, что на Севере мужчины пели очень высоко, такими тонкими голосами, что даже порой на записи непонятно, где поет мужчина, а где женщина, Александр Маточкин признался, что все же песни исполнять намного проще, чем старины (былины): «Дело в длительности — длинными бывают и песни, но в старинах — очень быстрый напев и приходится постоянно вспоминать текст, быстро формулируя каждую строчку».

Любопытно, что молодым мамочкам, которые сбежали с заревевшими младенцами после первой же старины, Александр Маточкин посочувствовал: «За один час рассказал одну старину. Пусть это будет самым тяжелым испытанием. Я думаю, что былины труднее слушать, чем сказывать. Форма диковата для нас, но вот такой досуг был у наших предков-крестьян».

 

6
0