Бомж с рождения

№26 (1025) от 4 июля 2017 г.

Максим Сенько, который отслужил в армии, приехал в Вологду и не может добиться от государства помощи, на которую имеет право.

Сироте Максиму Сенько не дают квартиру, несмотря на решение суда, вынесенное в его пользу, и отказывают в оформлении пособия по безработице, так как у него нет жилья.

Приемная мать парня пыталась возбудить уголовное дело против начальника Департамента строительства и ЖКХ Юлии Мартыновой. Что из этого вышло, узнавал «Премьер».


На пороге приюта

Вологжанка Елена Губина взяла в свою семью Максима Сенько из приюта, когда ему было пять лет. «Родителей Максима заочно лишили родительских прав, так как они выпивали и не обращали на мальчика никакого внимания. И хотя у семьи была трехкомнатная квартира на улице Некрасова, родственники ее продали», — рассказывает женщина.

Сначала близкие Максима обещали, что ребенок будет жить в их семье, но затем привели его в приют и просто бросили у дверей. Как вспоминает Елена Михайловна, малыш, на которого взрослые никогда не обращали внимания и даже не водили в детский сад, не умел читать, и перед школой ей пришлось укреплять здоровье ребенка и дополнительно заниматься.

Максим живет в квартире у Елены Губиной с 2000 года. Родители парня сейчас уже умерли. И, поскольку у подростка не было регистрации в Вологде, Елена Михайловна обратилась в администрацию города с просьбой поставить парня в очередь. В 2007 году она оформила все необходимые документы, каждый год узнавая, как продвинулась очередь.

Когда юноше исполнилось 18 лет, Максим должен был подтвердить статус сироты, нуждающегося в жилье. Поэтому Елена Губина в интересах парня в 2014 году обратилась в суд, который решил, что Департамент строительства и ЖКХ Вологодской области обязан предоставить сироте благоустроенное жилье по договору социального найма на одного человека.


За бортом

С тех пор прошло несколько лет, а Департамент так и не выделяет сироте положенную квартиру. «Получается, что сначала Максима бросили родители. Затем обманули родственники, хотя им должны были помешать в этом чиновники из отдела опеки. Потом кинуло государство. Он — бомж с 20-летним стажем. Как человеку жить в такой ситуации, когда о нем никто не думает?» — возмущается приемная мама.

Елена Губина считает, что Департамент строительства и ЖКХ Вологодской области намеренно не исполняет решение суда. В сентябре 2016 года она пыталась привлечь к уголовной ответственности руководителя ведомства Юлию Мартынову, но управление службы судебных приставов в этом отказало. Среди причин — так называемые обстоятельства, например, срыв строительства дома для детей-сирот в Лосте, который должны были сдать в конце 2016 года.

В 2015 году общий объем ассигнований на приобретение жилья детям-сиротам был сокращен на 95 миллионов рублей без дальнейшего восстановления средств. Объем финансирования на 2016 год составил 186 миллионов рублей, но, как сообщили Елене Михайловне, выделенных средств недостаточно, в том числе в Вологде.

Приставам чиновники сообщили, что якобы в устной форме предлагали Максиму Сенько в августе 2016 года жилье в Череповце. «Это ложь», — возмущается женщина, которая готова на все, чтобы решить квартирный вопрос приемного сына. Среди вариантов, которые сейчас рассматривает Департамент, — выделение жилья для Максима в других районах области.


Замкнутый круг

Представители Департамента строительства и ЖКХ, в свою очередь, утверждают, что держат вопрос «на особом контроле», параллельно регулярно направляя заявления в суд, чтобы им дали отсрочку для исполнения судебного акта о выделении квартиры. Суд идет навстречу, в ответ штрафуя Департамент. В 2015-2016 годах, учреждение, привлеченное к административной ответственности, наказали на сумму более 130 тысяч рублей. Чиновники постарались снизить штраф вместо того, чтобы направить свои силы на решение квартирного вопроса.

Максиму Сенько в этом году исполнится 22 года. Парень, выучившись на сварщика и отслужив в армии на космодроме Плесецк, не может найти работу. Пособие по безработице он тоже получать не имеет права. Как сообщил начальник Департамента труда и занятости населения Вологодской области Игорь Даценко, Максим имеет свидетельство о регистрации по месту пребывания без проставления отметки в паспорте, а не постоянную регистрацию по месту жительства, и поэтому он не может быть признан безработным с назначением пособия. Специалисты Департамента соцзащиты населения Вологодской области эту информацию подтвердили. «У себя не прописываю Максима только по одной причине. Мне сказали, что, если я сделаю постоянную регистрацию, то его выкинут из очереди на квартиру. А еще в 2014 году он был 92-м. Получается, либо он останется без квартиры, либо будет без работы», — говорит Елена Губина.


На особом контроле

Контролирующие органы тем временем отчитываются, что успешно решают проблемы сирот. Генеральная прокуратура вслед за областным правительством, в частности, сообщает, что «настойчивая позиция прокуратуры Вологодской области способствовала увеличению в 2017 году в 2,8 раза объема финансирования на данные цели по сравнению с 2016 годом — с 56,0 млн руб. до 157,5 млн рублей».

В то же время, по сообщению надзорного ведомства, в регионе уже зафиксированы случаи, когда сиротам незаконно отказывали во включении в список нуждающихся в жилплощади. И только после вмешательства прокуратуры 26 из них в 2016 году удалось попасть в очередь. Но и это только первый шаг на пути к получению квартиры…

Однако юрист Николай Шалаевский советует не отчаиваться и продолжать привлекать к административной ответственности начальника Департамента строительства и ЖКХ Юлию Мартынову: «После того, как она дважды лично будет привлечена к административной ответственности, на третий раз ее обязаны будут привлечь к уголовной ответственности. Этого чиновники боятся. Также среди вариантов — изменение способа исполнения решения суда, то есть компенсация квартиры деньгами».

Марина Чернова


В тему

Общее количество детей-сирот в нашем регионе ежегодно растет. Если в 2006 году их количество составляло 1424 человека, то в 2016-м в списке числилось уже 3 954 человека.

В Вологодской области жилье ждут более двух тысяч детей-сирот. Чтобы обеспечить всех нуждающихся, необходимо выделить более двух с половиной миллиардов рублей. За последние два года сиротам было предоставлено порядка 330 квартир, около 200 сейчас находятся в стадии строительства.

В июне 2017 года на решение квартирного вопроса детей-сирот на сессии Законодательного Собрания было действительно выделено 80 миллионов рублей. Дойдут ли эти деньги конкретно до Максима Сенько?

13
0
Похожие статьи
  • 28 марта' 17 | Среда обитания

    Бывшие полицейские судятся с УМВД России по Вологодской области из-за того, что их снимают с очереди на жилье.

    8
    0
  • 28 февраля' 17 | Среда обитания

    Более девяти тысяч подписей собрали вологжане в поддержку детей-сирот, оставшихся без жилья в результате социального протеста против строительства дома в поселке Лоста.

    14
    0
  • 31 января' 17 | Политика

    В Вологодской области будут предприняты меры по увеличению спроса на программу «Жилье для российской семьи».

    3
    0