Остатки былого величия

№24 (1023) от 20 июня 2017 г.

В советское время Вологодчина занимала 5-6 место по посевным площадям. | Фото с сайта flashnord.com

Посевные площади льна в Вологодской области снова сократились.

В 2017 году в регионе посеяно лишь 5 тыс. га льна против 5,8 тыс. га, как это было годом ранее, сообщили «Премьеру» в пресс-службе правительства области.

Лишь однажды за последние годы (в 2013-м) эта цифра была ещё меньше. Параллельно сразу четыре хозяйства совсем прекратили вести данное направление деятельности на своих производствах. В их числе — и АПК «Вологодчина».

Председатель областной ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств Александр Мызин, который и сам возделывает эту культуру, отмечает, что небесная канцелярия также внесла свои коррективы в планы селян: «На уменьшении площадей, конечно, сказывается погода. Вы прекрасно помните, каким был май. У кого оснащённость техникой и подготовка почвы были на определённом уровне, те смогли выдержать плановые показатели. Прогнозировать, каким будет урожай, очень непросто, риски есть по всем культурам».

Всего по России нынешние посевы льна составляют одну треть от уровня 1990 года, в Тверской области — 1/14, в Вологодской — 1/7. С другой стороны, постепенно, хотя и непропорционально, растет средняя урожайность культуры, впрочем, сильно отставая при этом от европейской.

В нашем регионе последний серьёзный спад произошёл в 2012 году, и сейчас объём посевов колеблется в диапазоне 5-6 тыс. га. В 2014-м окончательно прекратил переработку льна «Вологодский текстиль», почти завершивший было свою комплексную модернизацию.

По официальным данным, в 1990 году в России было посеяно 418 тыс. га льна — втрое меньше уровня последнего довоенного 40-го года. Итоги нынешней посевной оказались ниже уровня 90-х более, чем в 10 раз — 37 тыс. га. И драматичнее всего, пожалуй, отрасль рухнула во Псковской области, которая в советское время была одним из лидеров этого направления. Уже четыре года как в этом регионе прекратили сеять лён, что три года назад стало предметом весьма бурных споров и обсуждений в областном собрании депутатов. «На льнокомбинатах, льнозаводах как России, так и Вологодской области, срок службы оборудования составил уже более 30 лет, оно морально и физически устарело, — отмечает пресс-служба правительства нашего региона. — У сельхозтоваропроизводителей отсутствует современная техника и технологии. <...> Для перспективного развития льнозаводам необходима капитальная модернизация с заменой всего перерабатывающего оборудования».


«Нас считают фантомом»

В АПК «Вологодчина» приняли решение, что выращивать лён самостоятельно — нерационально. Это связано с прошлогодней ситуацией, когда субсидию на посевную предприятие получило только летом, не сумев в итоге убрать урожай. Затем был подан иск о её отзыве. «Меры поддержки должны быть адекватными. В прошлом году субсидию мы получили в июне, после чего начали сеять. Сейчас у нас её пытаются отозвать в связи с поздним посевом льна. А мы как получили субсидии, так и начали сеять», — рассказал «Премьеру» директор по стратегическому планированию и развитию компании Данил Егоров.

Предприятие продолжает работать на сырье из Смоленской и Тверской областей, а также из Татарстана. «Там ниже цены», — констатирует топ-менеджер и в то же время уверяет, что в случае пересмотра региональной политики предоставления субсидий, АПК «Вологодчина» готова «вернуться в поле».

Компания сейчас одновременно оказывает инжиниринговые услуги двум крупным проектам, реализуемым на Смоленщине и в Янтарном крае, которые были анонсированы местными властями в прошлом году и стартовали в нынешнем. Кстати, в самом западном российском регионе — Калининградской области — лён был посеян впервые за всю послевоенную историю страны.

«Мы не понимаем отношения к нам в Вологодской области, нас почему-то считают компанией-фантомом, — резюмирует Данил Егоров. — А мы получаем медали на международных выставках за льняные технологии, в том числе, в Париже и Женеве. Лён — это сельхозкультура будущего, на него есть спрос, в Россию на его развитие поступают серьёзные частные инвестиции. Лён — это гораздо лучшее сырьё, чем хлопок, но у нас этого не хотят признавать».


Своё сырьё, чужая переработка

2014 год стал серьёзной вехой не только в истории флагмана вологодской текстильной промышленности, но и в отрасли в целом. Через год после признания банкротом «Вологодского текстиля» закрылись ворота заводского склада и прекратилась отгрузка местным переработчикам. В 2015 году «Вологодский текстиль» возобновил работу, но основным сырьём теперь для него является не лен, а хлопок.

Действующее предприятие «Важский текстиль» закупает сырьё в Костромской области, хотя тот же Александр Мызин собирает урожаи льна в паре десятков километров от этого производства. «Не могу сказать, что в Костроме или Иванове делают плохие ткани, — говорит владелец «Важского текстиля» Елена Лайпанова. — Но льняные ткани Вологодского льнокомбината были волшебными, их можно было отличить даже наощупь. Кроме этого, у нас увеличились транспортные издержки: Кострома находится в два с половиной раза дальше от нашего производства, чем Вологда».

Александр Мызин, в свою очередь, говорит о том, что отрасли не хватает системы госзаданий, чтобы селяне почувствовали стабильность. При этом фермер уверен, что даже имеющиеся меры государственной поддержки являются серьёзным подспорьем для предприятий, которые выращивают лён. «У нас нет стабильного сбыта, все продажи получаются разовыми, — полагает он. — Фактически мы работаем себе на склад, и только затем в течение года продаём волокно заводам, а это дополнительные затраты. Разумеется, у нас в итоге расходится всё, но хранение — это для любого производителя накладно».


Сами с усами

В Вологодской области на данный момент осталось единственное предприятие, которое работает со льном в полном цикле — «от поля до прилавка». В Шекснинском районе ЗАО «Шексна» имеет и посевные площади, и прядильно-ткацкие мощности. Фактическая «дочка» предприятия ООО «Компания «Прогресс-Лён» сейчас арендует часть Красавинского льнокомбината, который был запущён год назад после четырёхлетнего простоя. Всё вместе это — семейный бизнес, который контролируют отец и сын Владимир и Сергей Носковы.

Ткани, пусть и не самого высшего качества, производятся на головном предприятии рядом с посёлком Шексна. «На площадке в Красавино мы делаем на данный момент только пряжу, но планируем запустить и ткацкое производство», — комментирует Сергей Носков.

Будущее Красавинского комбината решится тогда, когда завершится конкурсное производство на ОАО «Вологодский текстиль», в состав которого входит и эта площадка. Но, как говорят эксперты, знакомые с ситуацией, шекснинские льноводы в любом случае продолжат работу на красавинской площадке, поскольку в этом заинтересовано областное правительство.

Владимир Пешков

29
0
Похожие статьи