Спасение на водах

№19 (1018) от 16 мая 2017 г.

Паводок 2016 года был классифицирован как региональная чрезвычайная ситуация. Для помощи попавшим в зону бедствия людям были привлечены все силы. | Фото с сайта shpd-95-53-250-159.vologda.ru

Через год после великоустюгского наводнения были обнаружены финансовые нарушения при его ликвидации.

4 мая Счётная палата РФ опубликовала итоги проверки, проведённой по итогам ликвидации прошлогоднего наводнения в Великом Устюге.

Общая сумма нарушений составила 1,2 млн руб. Из них миллион рублей — это нарушения при выдаче материальной помощи, а ещё 185 тыс. — при проведении аварийно-восстановительных работ.

«Объем выявленных в ходе контрольного мероприятия нарушений составил 0,2% от общего объема выделенных из федерального бюджета средств», — указывает на малый объём нарушений Управление информационной политики правительства области.


Не тот размер

Первой претензией Счётной палаты является неверная классификация наводнения. Их делят по числу пострадавших и сумме ущерба. Наводнение в Великом Устюге было классифицировано как региональная ЧС. Ей соответствует «потолок» пострадавших в размере 500 человек и ущерб не более 5 млн.

Всего в зоне подтопления оказалось примерно 13-14 тысяч человек, что насторожило Счётную палату. «Паводок, произошедший 17 апреля 2016 года на реках Сухона и Малая Северная Двина, классифицирован как региональная чрезвычайная ситуация, в то время как по числу пострадавших (свыше 500 человек) и размеру материального ущерба (более 500 млн рублей) указанная ЧС должна была классифицироваться как чрезвычайная ситуация федерального характера», — говорится в официальном сообщении Счётной палаты.

«Сначала главой района была объявлена межмуниципальная чрезвычайная ситуация, поскольку последствия затрагивали несколько муниципальных образований, — объясняет председатель областного комитета гражданской защиты и социальной безопасности Александр Колычев. — Когда последствия начали расти, губернатор принял решение объявить региональную ЧС. Федеральная ЧС объявлена не была, это полномочие федеральных органов власти».

Как отмечает собственный источник «Премьера» в МЧС, знакомый с ходом прошлогодних работ, несмотря на претензию Счётной палаты, введённый региональный уровень фактически был достаточным. «Для ликвидации чрезвычайной ситуации регионального уровня было задействовано достаточное количество сил и средств. На месте работал министр чрезвычайных ситуаций, информация о ходе работ в режиме реального времени доводилась до президента», — говорит собеседник газеты. Пресс-служба областного главка чрезвычайного ведомства от официальных комментариев отказалась.


Плод ошибок трудных

Основной блок претензий Счётной палаты касается расходования федеральных средств. Они были выделены из федерального резервного фонда на основании четырёх распоряжений правительства РФ. Общая сумма субсидий составила 754 млн руб. При этом 214 млн область направила в Великоустюгский район «за один день до поступления бюджетных ассигнований из федерального бюджета».

Одним из самых серьёзных нарушений оказалось повторное включение пострадавших в особые списки для получения единовременной материальной помощи. Общий объём этого нарушения составил миллион рублей, которые были возвращены в федеральный бюджет. Кроме этого, в списки попали два гражданина иностранного государства. По данным «Премьера», это были граждане Молдовы, постоянно проживающие в районе Великого Устюга.

В администрации Великоустюгского района не скрывают, что была допущена техническая ошибка. Дело в том, что не было никакой специальной базы данных граждан, а все сведения о пострадавших заполнялись вручную членами комиссий по обследованию утраченного имущества. Всего проблема коснулась 18 человек. «Повторное включение граждан в списки связано с тем, что часть из них обращались несколько раз с заявлениями в центры, где принимались заявления, а также в комиссии. До перечисления выплат на счета граждан данные факты были выявлены и денежные средства возвращены в федеральный бюджет», – объясняет начальник правового управления Юлия Шевцова.


Договор дороже денег

У федеральных аудиторов также возникли претензии к муниципальным контрактам, которые были связаны с ликвидацией ЧС. 14 касались аварийно-восстановительных и спасательных работ. Шесть из них было заключено через 111 дней после составления актов обследования пострадавших объектов. «У заказчиков имелась возможность контролировать ситуацию в течение определенного периода времени», — пришла к выводу Счётная палата. Аудиторы уверены, что это могло стать преимуществом для организаций, ставших поставщиками по этим контрактам.

В администрации района уверены: все контракты были заключены с соблюдение норм действующего законодательства РФ. «У нас есть право заключать муниципальные контракты с единственным поставщиком в условиях чрезвычайной ситуации, – отмечает Юлия Павловна. – В период заключения муниципальных контрактов велись аварийно-восстановительные работы, велась откачка воды из подвальных помещений пострадавших жилых домов. Действие ЧС было отменено только в сентябре 2016 года, когда завершилось восстановление жилья, детских садов, школ».

По четырём контрактам стоимость была завышена на 769 тыс. руб. Это произошло из-за того, что их стоимость рассчитывалась на основе индексов изменения сметной стоимости. За счёт этих средств были оплачены работы, проведённые уже в 2017 году. Ещё 157 тыс. Счётная палата и вовсе признала нецелевыми. Для затраченных на ремонт школьного забора 27 тыс. не удалось обнаружить подтверждающих документов.

«Счётная палата усмотрела нарушения в ремонте школьного забора, а также в сроках ремонтов, произведённых на отдельных объектах, — рассказывает начальник правового управления. — К примеру, были случаи, когда до полной откачки воды было невозможно попасть в подвалы, чтобы оценить стоимость ущерба и объемы необходимых работ. В итоге было сделано всё необходимое, а деньги шли только на улучшение состояния объектов».

Ещё восемь контрактов касались организации пунктов временного размещения пострадавших. «В нарушение Закона № 44-ФЗ четыре акта об оказании услуг по четырем муниципальным контрактам на организацию размещения и питания пострадавших граждан были подписаны Администрацией района до заключения соответствующих муниципальных контрактов», — резюмирует Счётная палата.

Свою позицию администрация района обосновывает действующим законодательством РФ. Официальные лица уверены, что все спорные вопросы будут решены в ближайшем будущем.

«Пункты временного размещения закончили свою работу только в июне 2016 года, – констатирует Юлия Шевцова. – Для выделения бюджетных средств из резервного фонда Правительства РФ необходимо было представить документы, подтверждающие фактические объемы услуг по проживанию и питанию пострадавших в ПВР, что и было своевременно сделано администрацией района».

Владимир Пешков

14
0
Похожие статьи