Шоу должно продолжаться

№15 (1014) от 18 апреля 2017 г.

«Когда ставится печать, важно, чтобы она была по центру. Иначе это может рассматриваться как попытка сотрудника пометить бюллетень, чтобы потом узнать, как проголосовал какой-то конкретный человек», — объясняет Юкка Куйттинен, председатель избирательной комиссии, расположенной в мэрии Хельсинки. | Фото Владимира Пешкова

Муниципальные выборы, прошедшие в Финляндии 9 апреля, показали, чем соседняя страна отличается от нашей России.

Правящая коалиция сдала позиции, но сохранила лидерство. При этом в депутаты прошло не так много русскоязычных кандидатов, как это можно было предположить при изучении списков.

Корреспондент «Премьера» на месте оценил ситуацию.


Вопрос тактики

Главное отличие в ведении избирательных кампаний — это их тактика. В Финляндии совсем не используются поквартирные и подворовые обходы избирателей, поскольку это раздражает местных жителей. В России, напротив, этот метод считается одним из традиционных столпов избирательной кампании. «Мы пытались так работать, но это не дало результатов», — признаётся исполнительный директор столичного отделения Коалиционной партии Сини Йокинен.

«Думаю, что человек будет очень разозлён, если откроет дверь и увидит там агитатора. У нас допустимо разнести листовки по почтовым ящикам, если нет таблички с просьбой не класть в них рекламы», — объясняет кандидат в горсовет Хельсинки от партии «Зелёные» Полина Копылова, не набравшая достаточного числа голосов, чтобы стать депутатом.

Вся кампания проводится в публичном поле — у станций метро, на площадях, в Интернете. Партии устанавливают палатки-«кубы», в которых любой желающий может получить буклеты, сувенирную продукцию. Потенциальных избирателей угощают кофе, конфетами, жареными сосисками, а порой и крепким алкоголем. Там же можно пообщаться с кандидатами и лидерами партий, которые туда приезжают в заранее известное время.


Бумажка с печатью

Организация работы избирательных участков на первый взгляд мало чем отличается от российской. В Финляндии избиратель сначала регистрируется у членов комиссии, получает на руки бюллетень, заполняет его в специальной кабине, а затем самостоятельно опускает в урну.

Однако сама форма бюллетеня сильно отличается от принятой в других странах. Дело в том, что кандидаты выдвигаются партиями, но каждый из них имеет уникальный номер в общем списке. Единственное, что должен указать избиратель в бюллетене, и есть тот самый номер. Поэтому в муниципальные советы проходят именно те кандидаты, за кого проголосовали избиратели, а не те, которых определит партия.

Перед тем, как бросить бюллетень в урну, избиратель сворачивает документ пополам и подает его специальному члену комиссии, который должен поставить печать. Именно эта процедура удостоверяет подлинность бюллетеня, исключая даже гипотетическую вероятность вбросов. Если на бюллетене в урне такой печати по какой-то причине нет, он считается недействительным.


Характерная активность

Вологодский поэт Андрей Коков живёт в Финляндии с 1991 года. Наш земляк отмечает, что избиратели иностранного происхождения голосуют менее активно, чем коренные жители. Если кто-то из кандидатов-мигрантов и получает мандаты, то, как правило, при помощи соответствующих диаспор.

«Основное же отличие избирателей родом из России и СССР я вижу в их низкой активности. Если среди финнов в муниципальных выборах участвует примерно 55%, то из лиц иностранного происхождения — примерно 25-35%», — размышляет Андрей. Причина — не только языковой барьер, но и ощущение, что у них нет своего кандидата. Такая же активность, впрочем, характерна для россиян и у себя на родине. К примеру, в 2013 году на выборах главы Вологды проголосовали 22% избирателей, а годом позже на выборах Вологодской городской Думы — 24%.

Разительно отличаются от российских и результаты победителей. Дело в том, что партий в Финляндии много, а явных лидеров нет. К примеру, победитель голосования на пост мэра Хельсинки (население порядка 635 тысяч человек) Ян Вапаавуори из Коалиционной партии получил всего 29 тысяч голосов избирателей, но и эта цифра стала для города своеобразным рекордом.


Спортивный интерес

Реальная многопартийность все-таки создаёт атмосферу спортивного праздника. Об этом корреспонденту «Премьера» рассказал председатель одной из участковых избирательных комиссий в Хельсинки. Андрей Коков подтверждает этот факт, уточняя, что проблем в целом это не решает. К слову, в России муниципальные выборы, как правило, интересны только специалистам, если кампания не сопровождается скандалами, а итоги не приносят громких сенсаций.

«Предвыборная кампания действительно весьма бодрая и при этом вежливая, — отмечает он. — Желающих побороться за голоса избирателей много. Коренное отличие от России: депутату местного самоуправления не положено ни зарплаты, ни льгот — только небольшие компенсации за участие в заседаниях. Так что интерес тут в основном именно спортивный — проявление общественной позиции и партийных пристрастий».

Несмотря на многопартийность и реальную борьбу, по наблюдениям вологжанина, составы муниципальных советов обновляются довольно слабо. «Возможно, в каких-то из них произошли перемены в плане представителей правых и левых партий, но в целом, судя по фамилиям вновь прошедших в горсовет по месту моего жительства, ничего не меняется: примерно 2/3 депутатов — это всё те же лица, которые заседали и 15 лет назад», — констатирует Андрей Коков.

Владимир Пешков


Цифры

  • 311 коммун (муниципалитетов) насчитывается в Финляндии
  • 212 коммун имеют население менее 10 тысяч человек
  • 107 коммун считают себя городами
  • 9 городов имеют население более 100 тысяч человек
  • 5,5 млн человек — всё население Финляндии


«… берег левый, берег правый!»

ПРАВЫЕ ПАРТИИ: Kokoomus («Коалиционная партия»), Keskusta («Центристская партия») и «Perussoumalaiset» («Истинные финны»). К правым также можно отнести «Шведскую народную партию» и «Христианско-демократическую партию».

ЛЕВЫЕ ПАРТИИ (обычно в целом их называют «красно-зелёными»): Социал-демократическая партия, Vasemmisto («Левый блок») и Vihreät («Зелёные»).

2
0
Похожие статьи